Николлетто

Всемирный подниматель настроения))))))

Венценосный лекарь. Пётр I лечил не только подданных, но и себя самого. \ Цирюльных дел мастера. Как Петр I подданным зубы лечил

Царь Петр I.

О том, как император пристрастился к лекарскому делу, говорят обтекаемо: «Его пытливый ум полюбил медицину».

Царь Петр I. © / Литография безымянного голландского художника / репродукция


«Потешный» довесок

Юного царевича больше всего привлекали «потехи воинские». Хрестоматийный эпизод — вот пушку заряжают мелко порубленной пареной репой, вот отрок Петруша подносит фитиль… Бац! И заряд летит какому-нибудь боярину в пузо. Иностранцы из окружения царственного артиллериста одобрительно гогочут. Среди них — некто «Петер Пиль, что приготовляет и отвешивает пушечное зелье для царёвой потехи».

Этот Петер Пиль был главным алхимиком в аптеке боярина Артамона Матвеева — воспитателя матери Петра I, Натальи Нарышкиной. В 1682 г. Матвеев был убит стрельцами во время бунта, а его кремлёвскую аптеку сожгли. Петер Пиль едва избежал гибели и вместе с остатками аптечного инвентаря был переведён в село Преображенское — резиденцию молодого Петра. Постоянное присутствие в аптеке не могло не сказаться на увлечениях молодого царевича. Можно считать, что страсть к медицине досталась Петру случайно, как бы в довесок к воинским потехам.

К 18 годам Пётр уже осваивает основные приёмы медиков того времени. У врача-хирурга Ивана Термонта он проходит краткий курс отворения крови и гирудотерапии, а у Петера Пиля — начала фармакологии. Так что к моменту первого визита в Европу Пётр уже обладал изрядным багажом медицинских знаний. Более того, в силу своих знаний и умений русский царь, как сейчас говорят, попадает в тренд и становится самым модным и продвинутым монархом Европы.

Уроки анатомии

На топе просвещенческой моды тогда была анатомия. Коллекции искусно препарированных трупов собирали с тем же рвением, что и произведения живописи. Иногда это счастливо сочеталось. Стоит вспомнить хотя бы полотно Рембрандта ван Рейна «Урок анатомии доктора Тульпа». С учеником того самого Николаса Тульпа, Фредериком Рюйшем, и знакомится Пётр.

Коллекция Рюйша считалась завидным и желанным приобретением. Право обладать ею оспаривали друг у друга несколько европейских правителей. Однако сам Рюйш колебался — достойных претендентов среди монархов он не видел. Исключение — русский царь, который не просто интересуется диковинкой, но и многое умеет сам. В общем, судьба коллекции была решена — она стала ядром знаменитой питерской Кунсткамеры.

Если прибавить к «аспирантуре» у док­тора Рюйша курс лекций по медицине в Лейденском университете, то о врачебной квалификации Петра уже не получится говорить насмешливо. Да, процент удачных операций у царственного хирурга был по нынешним меркам средним. Примечательна запись в дневнике голштинца Фридриха Берхгольца за ноябрь 1724 г.: «Герцогиня Мекленбургская находится в большом страхе, что император скоро примется за её больную ногу — известно, что он считает себя великим хирургом и охотно сам берётся за всякого рода операции над больными. Так, в прошлом году он собственноручно и вполне удачно сделал большую операцию в паху, причём пациент был в смертельном страхе, потому что операцию эту представляли ему весьма опасною. Однако же в мае 1723 г. после тяжёлой болезни умерла купчиха Борстен, которой Пётр за несколько дней до того делал операцию, желая излечить её от водяной болезни». Но таким в те времена было отношение к любому врачу.

Плоды самолечения

Пётр достиг уровня вполне матёрого доктора среднеевропейского уровня, что для монарха — выдающееся достижение. Свидетельство тому — те самые вырванные императором зубы. Всего их сохранилось 64. Большая часть относится к молярам, то есть к группе трудноудаляемых. Корни их сильно искривлены, однако ни один не отломан — безусловное доказательство высокой квалификации доктора. У 54 зубов присутствуют признаки сообщения кариозной полости с полостью зуба — это либо пульпит, либо периодонтит. Так что и с диагностикой у русского царя было всё в порядке.

Особого внимания заслуживает пусть и печальный, но очень яркий эпизод. До сих пор ведутся споры, какая болезнь свела Петра I в могилу. Впрочем, симптомы были ясны и тогда — затруднённое мочеиспускание, а временами и полная невозможность опорожнить мочевой пузырь. Так вот, сохранились серебряные катетеры, которыми Пётр сам себе проводил бужирование уретры. То есть расширял канал. Операция мучительная, тем не менее царь делал её неоднократно. И она ему помогала — с этой болезнью он провёл последние 10 лет жизни, удаляясь во времена острых приступов с инструментами в свой кабинет.

Источник: http://www.aif.ru/society/history/vencenosnyy_lekar_kak_pyotr_i_zanimalsya_medicinoy

****************

Цирюльных дел мастера. Как Петр I подданным зубы лечил

26 января 1875 года случился прорыв в области зубоврачебного дела — американец Джордж Грин запатентовал первую бормашину, работавшую от электрических батареек. Она сменила свою предшественницу, приходящую в движение посредством ножного привода.

Наши предки лечили зубы варварскими методами.

Наши предки лечили зубы варварскими методами. © / репродукция

Как развивалась стоматология, начиная с древних веков, и через какие испытания приходилось пройти нашим предкам для лечения больного зуба, вспоминает SPB.AIF.RU.

Паста из внутренностей быка

Вопреки вполне логичному представлению, в древности медицина в этой сфере была довольно развита. Чего не скажешь о средневековой Европе. Так, еще 500 лет до н.э. этруски владели приёмами протезирования зубов, умели изготавливать зубные коронки и мостовидные протезы.

На высоте были и стоматологи Древнего Египта. В древнейшем египетском медицинском документе, папирусе Ебера (1550 год до н. э.) содержится подробное описание изготовления зубного протеза из кости животного. После этого искусственный зуб крепился во рту больного с помощью специальных нитей.

Древние египтяне вообще стали пионерами в стоматологии. Они, к примеру, первые изобрели зубную пасту. Она состояла из смеси пемзы, яичной скорлупы, мирра и пепла от сожженных внутренностей быка.

В лечении кариеса особенно поднаторел древнеримский хирург Архиген, который был личным врачом римского императора Траяна. Он первым с медицинской целью просверлил полость зуба трепаном. А римский же врач Корнелий Цельс, живший в I веке нашей эры, нашел способ облегчить боль при удалении зуба мудрости — он сначала заливал кариозную область свинцом, затем подрезал десну, расшатывал зуб, а уж потом брал в руки щипцы. Таким образом зуб извлекался быстрее и не ломался во время процедуры, оставляя в десне осколки.

Анестезия – удар по голове

В Средние века все прогрессивные методы лечения зубов были утрачены, главными инструментами стоматологов стали щипцы, ножи и бритвы. Да и роль самих дантистов исполняли, как правило, обычные цирюльники.

Во Средние века дантистами были обычные парикмахеры.

В Средние века дантистами были обычные парикмахеры. Фото: репродукция

В 1210 году во Франции даже появилась Гильдия Парикмахеров, задачей которой было распределять обязанности населения. Медики с образованием выполняли сложные операции. В основном, по ампутации конечностей. А вот кровопусканием, вскрытием нарывов и удалением зубов занимались как раз брадобреи.

Кстати, больные зубы в средневековье были признаком достатка и высокого положения. Именно богатые могли себе позволить вредные яства, приводящие к кариесу. Деревенские же жители и беднота питались простой, грубой пищей, да и доживали редко до 40 лет. Поэтому проблем с зубами не имели. Это доказывают немецкие ученые, которые обследовали останки деревенских жителей V-IX века н.э., и обнаружили хорошо сохранившиеся челюсти с крепкими зубами.

В тот же период появилась и первая анестезия. Но и здесь средневековые дантисты сильно не мудрили – они просто оглушали пациента ударом по голове, а после уже вырывали ему зуб. Лишь в 1846 году доктор Уильям Мортон из Массачусетса впервые применил эфир для удаления зуба, а в 1884-м доктор Карл Колле предложил для анестезии кокаин.

Царственный стоматолог

Набор инструментов.

Набор инструментов. Фото: репродукция

Самым знаменитым дантистом царской России был Петр Первый. Медициной император увлекся, находясь в Голландии во время Великого посольства, а после зубоврачебное дело стало его настоящей страстью. Во множественных мемуарах можно прочесть, что царь всегда носил при себе инструменты, среди которых имелись «пеликаны», которыми он очень любил удалять больные зубы у своих придворных.

Вот что пишет камер-юнкер Берхгольц в своем дневнике: «1723 год, январь, 20-го. Вечером здешний купец Тамсен рассказывал нам, что Его Величество был вчера у него и при этом случае, по всем правилам и своими собственными инструментами, выдернул зуб его долговязой голландской девке, потому что считает себя хорошим зубным врачом и всегда охотно берется вырывать кому-нибудь зуб. Он за несколько дней перед тем (услышав, что девка жалуется на зубную боль) обещал ей приехать сегодня и избавить ее от страдания».

А в книге «Седая старина Москвы» содержится вот какое описание: «…Царь превосходно рвал зубы. Однажды, гуляя по рынку Амстердама, остановился у лавки одного цирюльника, который дошел до такого совершенства, что рвал зубы ручкой чайной ложки и концом шпаги. Государь призвал его к себе, велел ему повторить опыты своего искусства и после нескольких уроков не уступал своему учителю. К русскому царю в гостиницу под вывеской слона, где царь жил, стали во множестве приходить голландцы, страдавшие зубной болью. Царь Петр рвал им зубы очень искусно и платил за то по шиллингу».

Сохранились и вещественные подтверждения царского «хобби». В Кунсткамере Санкт-Петербурга хранится коллекция из 73-х зубов, вырванных лично Петром Первым. Большинство из них являются трудноудаляемыми.

Здесь же содержится и чемоданчик с «монаршими» инструментами.

Что касается дальнейшего развития стоматологии, то следующее открытие совершил личный дантист самого Джорджа Вашингтона — Джон Гринвуд, который в 1790 году изобрел стоматологический бур и создал бормашину, которая приводилась в действие с помощью ножного привода.

Первый патент на бормашину с электрическим приводом был выдан жителю штата Мичиган Джорджу Грину в 1875 году. К тому времени стоматологи уже знали, что высокоскоростное сверление куда безболезненнее. А в XX веке были созданы новые системы электрических приводов, которые обеспечивали скорость вращения бора в сто и более тысячи оборотов в минуту. На современных бормашинах сверло делает до 4 млн. оборотов в минуту.

Источник: http://www.spb.aif.ru/society/science/car-dantist_istoriya_razvitiya_zubovrachevaniya_i_svoeobraznoe_hobbi_petra_i

27.11.2016 - Posted by | Немного истории...

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: